(по просьбе героя мы сохраняем его анонимность)

«Я приехал с Запорожья в 2014 году, когда у нас в стране начался переворот. Там работал на заводе, была двухкомнатная квартира. Повестки начали присылать – надо идти воевать на Донецко-Луганск. Сначала на работу присылали, потом по прописке начали приходить люди в форме, меня искать. Был семейный совет, и решили меня в Питер отправить – у меня родственники в Питере. С мамой приехал в Питер, через два дня она уехала. 
Я слесарь, сварщик, фрезеровщик – с металлом работаю. Тут сначала работал на «Невском фильтре», там же и жил в общежитии, потом уволился и устроился на завод на Старой Деревне, там проработал где-то год, потом по частным конторам начал работать, в хостел заселился на Васильевский остров, там со своей будущей женой познакомился. Съехали с хостела, сняли комнату, начали гражданским браком жить, детки появились у нас, потом женились. Четверо детей у нас. В сентябре я два раза чуть не умер. Почки отказали. Сейчас гемодиализ получаю по полису ОМС. 

Временное убежище было сложно получать. Я сам все получил, но это такая бюрократия с документами, ужас полный! Не дозвонишься, по триста раз звонишь, трубку не берут, тем более сейчас, в связи с коронавирусом. Сейчас РВП (разрешение на временное проживание – прим. ред.) получил и делаю временную прописку. Я уже восьмой год в Петербурге живу, двоюродный брат на Ленинском проспекте живет, тетя в Купчино, но я особо с ними не общаюсь, потому что они считают себя ленинградцами, петербуржцами, а мы «понаехали», так что особой поддержки от родственников у нас нет – «Привет, как дела?» пишем друг другу и все. Красный Крест нам посоветовала подруга жены. Сейчас раз в квартал мы получаем от вас помощь. 

Когда дети появились, мы купили комнату, и сейчас она уже дороже стоит. Так что сделаю документы, гражданство получу, и будем расширяться.»