Завершились занятия по русскому языку для беженцев

Сегодня завершились занятия по русскому языку для беженцев и лиц, ищущих убежище, которые Санкт-Петербургский Красный Крест проводит с 2015 года при поддержке УВКБ ООН. На сегодняшний день мы единственные, кто бесплатно учит беженцев русскому языку в Санкт-Петербурге. С прошлого года наши занятия проводятся для двух групп три раза в неделю и длятся два с половиной месяца. 

Ирина Анатольевна Грехнева, преподавательница русского языка, с которой мы работаем уже много лет, рассказала, как проходили занятия в этот раз.

С каким уровнем языка к нам пришли и с каким уходят?

У нас было две группы. Первая группа – она у нас получилась афганская – считалась нулевая, то есть пришла ни с чем. Главная проблема в том, что многие из них не учились в своих школах, следовательно, они не умеют читать и писать по-афгански. То есть они говорят на дари, но не читают и не пишут. Вот, например, сидит Фатима, а за нее пишет Лида. И поскольку нет навыка чтения на своем языке, они почти не могут читать по-русски. Но Фатима мотивирована, у нее трое детей и ей нужно в школе им помогать, так что она быстро выучила буквы и быстро начала читать и, главное, понимать. 

Получается, они умеют писать и читать только по-русски? 

Да, получается такая странная ситуация. Я, например, сегодня очень хвалила Фатиму за то, что она аккуратно научилась вписывать в строчки слова. И, конечно, у нее начался большой прогресс, когда она стала понимать, что она пишет, о чем читает что говорят вокруг люди. И я считаю своим главным достижением с этой группой, что за 10 недель они начали понимать, когда говоришь на простые бытовые темы, и они понимают где-то 95 процентов из того, что ты говоришь. Конечно, прогресс у всех разный, у кого-то хорошо получается читать, а кто-то продвинулся в разговорном аспекте. К примеру, в первой группе была Брехна, она не научилась читать и не выучила буквы, но она теперь говорит. Когда она пришла, она двух слов связать не могла, хотя у нее был большой запас лексики. Ей нужен был просто маленький толчок, ей нужно было показать, например, как изменяются глаголы. 

То есть сейчас они могут объясниться, скажем, в магазине и поликлинике?

Да, конечно, и им постоянно это нужно, потому что у одной аллергия, другая беременная и часто ходит к врачу. Мы проходили тему «Тело человека и медицина», так что они могут сказать, что у них болит, знают слова «кашель», «простуда», «насморк».

А вторая группа? 

Вторая группа намного сильнее, у них уровень А2 плюс. Там были ребята в основном из Сирии, со средним, а некоторые и с высшим образованием. Здесь обучение шло в два раза быстрее. Еще в эту группу из начальной пришел парень из Афганистана. Ему захотелось в более сильную группу. Ему было очень сложно, но на удивление он как-то догнал остальных. У него была мотивация, потому что у него уже здесь жена, тоже афганка, и он хочет найти работу. Я считаю, что у него был гигантский скачок, потому что вначале он сидел и молчал, но прошло время, и он уже включался в разговор и даже участвовал в дискуссиях. Он моя главная гордость за этот семестр. Но все это имеет смысл только тогда, когда у человека есть практика, когда он устраивается на работу, а это сделать не всегда получается. 

Какая атмосфера на занятиях? 

Сначала у людей ступор. Вот сидит, например, Фрозан. Женщине уже 40 лет, и, конечно, начинать в 40 лет учить какой-то незнакомый язык просто немыслимо, но потом они быстро включаются. Они очень доброжелательные, они тебя любят, кормят каким-нибудь домашним печеньем. Но, к сожалению, у многих нет привычки учиться, нет привычки дома делать домашние задания, так что даже эта прекрасная атмосфера не помогает. А так им очень нравится рассказывать про свою семью, даже если они плохо говорят, они любят рассказывать по картинке, когда нет букв и текстов. Грамматика дается тяжело, на грамматике все грустят, но зато мы уже можем пересказывать художественные тексты, и это вызывает более оживленную реакцию. Мы разыгрываем мини-спектакли по этим текстам. Еще всем нравится петь песни, так можно немножко отойти от серьезной работы.

Сейчас, наверное, все волнуются перед экзаменом?

Да, вчера девушки переживали, сказали мне: «Может, мы завтра будем отдыхать?» – а я говорю: «Как же отдыхать, когда нужно готовиться к экзамену!». Но надо сказать, что они серьезно относятся к экзамену, потому что им нужно получить сертификат, с ним легче устроиться на работу. Во второй группе был парень из Сирии, Маяс, он сейчас работает поваром, но хочет устроиться парикмахером. Он хорошо стрижет, но чтобы работать парикмахером, нужно общаться с клиентами, а для этого нужен русский язык. В общем, посмотрим, будем ждать результатов.