На уроке — пять учеников. Вместе сидят три девушки из Сирии, уже успевшие сдружиться, на соседнем ряду – парень из Афганистана. Они учат русский язык совсем недолго, но уже знают, что такое «руки в брюки» и чем шапка отличается от шляпы. Они подсказывают друг другу, как сказать правильно, ошибаются, смеются, пробуют сказать снова. Они уже во второй раз стали школьниками, которые учатся новому для них языку и новой жизни. Эти ученики — беженцы, их прошлое осталось на разрушенной войной и социальными потрясениями родине, а впереди – жизнь в новой стране или долгий путь домой.

Вала

Вала из Сирии, ей 28 лет. У себя на родине она начала учиться на психолога в магистратуре, но закончить образование помешала война. Вала потеряла работу и была вынуждена покинуть родную Эс-Сувейду с мужем и ребенком. Муж смог устроиться на работу, а Вала пока учит русский язык. Ей нравится в России несмотря на то, что ей еще трудно объяснить, что ей нужно, в магазинах и транспорте. «Люди всегда помогают», — Вала смущенно смеется.

Если война кончится, я вернусь в Сирию.

Вала хочет продолжить учиться и стать детским психологом. «Если война кончится, я вернусь в Сирию», — говорит она.

Маяс

Маясу 29 лет, он три года учился на программиста в университете Латакии, но сам он из Дамаска. Потом пришлось уехать, Маяс оказался в России, год проучился в университете, но потом уже не мог оплатить обучение. Он приехал в Россию один, а в Сирии остались родители и сестра. Теперь Маяс работает поваром и ходит в Красный Крест на курсы русского языка. Маясу нравится учиться, он старается везде говорить по-русски. В России ему везет на людей: все приветливые и помогают, только с поиском квартиры всегда проблемы. Если появится возможность, Маяс хочет снова поступить в университет, а потом, когда кончится война, вернуться в Сирию и работать там.

Хасибулла

Хасибулла приехал из Герата, ему 27 лет. Его жена, тоже афганка, учится в Петербурге на стоматолога. Хасибулла учился в Афганистане на экономическом факультете, но потом уехал и уже год живет в России. Из-за сложностей с языком он не может найти профессию, но надеется, что потом все станет легче. «Зимой три месяца холодно, потом тепло, хорошо», — Хасибулле нравится наша погода, в Герате примерно так же. Но вряд ли Хасибулла вернется: жена хочет работать здесь.