Дети-беженцы в Санкт-Петербурге. Майяр.

Наш третий герой — Майяр, ему 11 лет. Вооруженный конфликт в Сирии (его родной стране) привёл к тому, что в 2016 году отец мальчика, Оссама забрал его в Россию. Сам он приехал работать в Россию ещё до конфликта. За 4 года Майяр успел прижиться в новой стране и хорошо освоить русский.

О Майяре все сотрудники Санкт-Петербургского отделения говорят, как о сирийском мальчике, который замечательно играет на балалайке. Но, на самом деле, на этом его увлечения не заканчиваются. Майяр участвует в школьном ансамбле (мальчик владеет сразу тремя музыкальными инструментами), играет в театре, занимается баскетболом. «Мы с ансамблем постоянно выступаем, в прошлый раз заняли все первые места», — рассказывает Майяр. Учится в основном на отлично. «Только по русскому пока 4», — добавляет с небольшим сожалением.  Дома он тоже не теряет времени зря: рисует, а недавно из подручных материалов, которые ему принёс папа, сам собрал модельку дома. Сотрудникам Красного Креста Майяр сообщил, что и летом хотел бы ходить в какие-нибудь кружки.

К сожалению, отец мальчика проводить дома много времени не может, ему нужно работать, а родная мама мальчика осталась в Сирии, поэтому увлечения и кружки для Майяра — самый привычный способ развлечься. А ещё у Майяра есть младший братик Арам и много друзей.

Семьям беженцев, действительно, приходится много работать, постоянно искать альтернативные возможности, потому что официально трудоустроиться тяжело, а свою жизнь приходится строить в новой стране с нуля. Сейчас у Оссамы уже есть вид на жительство, а у Майяра — пока только разрешение на временное проживание. Но мы надеемся, что со временем их жизнь полностью наладится.

У мальчика множество планов: сначала он хотел быть космонавтом, потом инженером, а завтра будет интересовать чем-то ещё. Расстраивает его только карантин: невозможность посещать школу и кружки, общаться с друзьями. Мы его хорошо понимаем, и также, как и он, ждём конца пандемии.